Тихоокеанский регион: тенденции и прогноз на 2016 г.

12.01.2016

Основные тенденции 2015 года

Выбор: США или Китай

Австралия и Океания, равно как и Юго-восточная Азия, в 2015 году были по-прежнему подвержены влиянию процессов, характерных для всего Азиатско-тихоокеанского региона. За влияние в этой части планеты борются две основные силы: США и Китай. Именно Пекин и Вашингтон после окончательного оформления многополярного мира станут главными центрами притяжения для этого региона.

Транстихоокеанское партнерство

Одним из важнейших событий для региона в 2015 году стало достижение договоренности о создании нового экономического объединения - Транстихоокеанского партнерства (ТТП). По сути – это не что иное, как продолжение экспансионистской экономической политики Вашингтона, стремящегося любыми путями купировать точки экономического роста, имеющие потенциал выхода из-под контроля гегемона. При этом транснациональные элиты не учитывают позиции американских производителей, которые не смогут конкурировать с быстро развивающимися странами АТР, обладающими огромными человеческими ресурсами и растущим техническим потенциалом. В рамках ТТП предполагается поэтапно снизить или полностью отменить пошлины и другие барьеры на пути движения товаров, услуг и капиталов. В договоренности участвуют Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, США, Сингапур, Чили и Япония. Интерес к вступлению в ТТП проявляют Индонезия и Южная Корея. В случае подписания официального соглашения, будет сделан еще один шаг в сторону размывания границ и глобализации, являющейся одной из основных целей либеральной элиты.

Выборы в Сингапуре: успех консерваторов

В 2015 году прошли важные для Сингапура выборы. Государство, на протяжении десятилетий показывающее превосходную динамику экономического роста, проявило себя как стабильное общество на состоявшихся в конце года выборах: партия “Народное действие”, созданная Ли Куаном Ю, стоявшим у истоков сингапурской государственности, получила 83 из 89 мест в парламенте  страны. В данный момент премьер-министром Сингапура является Ли Сяньлун, старший сын Ли Куана Ю. Лидирующая оппозиционная партия, придерживающаяся либеральной идеологии, получила оставшиеся 6 мест. Иными словами, сингапурское общество продемонстрировало единодушие в приверженности традиционным ценностям, заложенным основателями современного государства.

Выборы в Мьянме: победа либералов

Выборы в Мьянме, напротив, продемонстрировали противоположную Сингапуру тенденцию: на парламентских выборах победила «Национальная лига за демократию». Хотя это не означает немедленное отстранение от управления страной военного руководства, тренд на постепенную смену режима в этоq стране очевиден.

Государство, граничащее одновременно с Индией и Китаем и имеющее собственный выход в Индийский океан, имеет важное значение для многих игроков. В первую очередь для США. Поражение консервативной «Партии солидарности и развития союза» на выборах может свидетельствовать об активизации проамериканских сил и спецслужб США на этом направлении.

С другой стороны, лидер «Национальной лиги за демократию» Аун Сан Су Чжи незадолго до выборов посетила Китай, где встретилась с высшим политическим руководством этой страны. Учитывая непростые китайско-мьянманские отношения последних лет, многие аналитики не исключают, что Пекин также оказал поддержку оппозиционной партии в пику правящей Мьянмой военной хунте.

В региональной конкуренции между Индией и Китаем Мьянма выбрала в качестве приоритета ориентацию на Дели. В 2013 году Индия предоставила Мьянме кредит на 500 млн.долларов. В 2016 году должно завершиться строительство транспортного коридора, который свяжет Индию и Тайланд через Мьянму.

В немалой степени то, как дальше будут развиваться события в стране и в регионе в целом, зависит от Китая. Индо-китайские противоречия могут использовать внерегиональные силы, нацеленные на ослабление многополярной альтернативы однополярной гегемонии США. Политический поворот Мьянмы может послужить толчком к эскалации нестабильности в регионе, главным бенефициаром которой станут транснациональные либеральные элиты, заинтересованные в дестабилизации полюсов многополярного мира (в данном случае – Индии и Китая).

Милитаризация региона

Вьетнам получил в распоряжение шесть российских подлодок класса «Кило». Помимо этого, Ханой в 2015 году делал ряд заявлений о намерении развивать военное и, в частности, военно-морское, сотрудничество с Вашингтоном. Другой региональный игрок, Индонезия, также заявила о том, что в ближайшем будущем планирует приобрести несколько подводных лодок российского производства с тем, чтобы усилить свое военное присутствие. Аналогичные намерения озвучивало и руководство Тайланда. Помимо этого, свои военные бюджеты наращивают и такие крупные игроки, как Австралия и Япония.

В немалой степени это связано с неразрешенным конфликтом относительно принадлежности островов Спратли в Южно-Китайском море. Возведение на них китайской военной инфраструктуры толкает страны региона в сторону более тесного сближения с США.

Япония: милитаризация и национализм

Токио в минувшем году продолжил линию на военное сближение в США. В 2015 году был подписан новый договор о военном союзе между Японией и США (по сути, первое серьезное изменение договора 1960 года, подписанного Нобусукэ Киси - дедом нынешнего японского премьер-министра Синдзо Абэ), по которому Япония получила право защищать региональных союзников, которые подверглись нападению. Благодаря такой формулировке теперь японские оборонные системы смогут перехватывать ракеты, выпущенные по территории США. Очевидно, что в качестве потенциального противника в данном сценарии выступает Северная Корея и, возможно, Китай. Важно отметить, что одобрение японским парламентом этого соглашения фактически означает пересмотр всей военной доктрины государства. Летом 2015 года соответствующие поправки в законодательство страны были приняты парламентом. Если раньше Токио мог только обороняться, отвечая на агрессию извне, то теперь военная сила может быть применена для защиты «союзников». Помимо этого, японское правительство приняло решение интенсифицировать участие в миротворческих операциях по всему миру. Также в 2015 году был одобрен рекордно высокий военный бюджет (42,1 млрд. долларов). Продолжилось укрепление южных рубежей, где у Токио есть территориальные споры с Пекином. Также продолжается строительство субмарины типа «Сорю» - одной из крупнейших в мире.

Милитаризация страны была негативно встречена многими кругами населения. По опросам общественного мнения большинство жителей Японских островов выступают против этого решения. Одной из движущих сил протеста стало студенческая структура SEALD (Students Emergency Action for Liberal Democracy). Показательно, что ряд черт сформированного в ходе манифестаций протестного движения – опора на молодежь, ультралиберальная риторика, обвинение Абэ в национализме, перенесение внимания с опасности использования японских вооруженных сил в интересах США на размытый «пацифизм», широкое использование клише и методов характерных для цветных революций в других регионах планеты, свидетельствуют о том, что атлантисты пытаются контролировать ситуацию в стране, управляя, в том числе, и протестным движением.

Абэ, который в определенный момент может стать слишком самостоятельным, атлантисты шантажируют угрозой цветной революции.

Радикальный ислам в Индонезии и на Филиппинах

Индонезия и Филиппины продолжили борьбу с группировками исламских экстремистов, скрывающихся в джунглях островов. Особое значение рост влияния исламского радикализма имеет для Индонезии, самой крупной исламской страны мира. Напомним, что в 2014 году Индонезия стала единственной страной мира за пределами самопровозглашенного Халифата, где прошли открытые демонстрации в поддержку ИГИЛ. Индонезийские боевики сделали в прошлом году несколько заявлений. Деятельность индонезийских спецслужб свидетельствует, что они опасаются серьезных терактов под знаменем ИГИЛ в будущем году.

Миграционный кризис

В 2015 году страны региона столкнулись с миграционным кризисом, связанным с переселением нескольких десятков тысяч представителей народности рохинья (Rohingya people) из Мьянмы и Бангладеша. Мусульмане рохинья являются гражданами второго сорта в буддисткой Мьянме, их стараются переселить в другие страны, прежде всего, в Тайланд, Малайзию, Индонезию и на Филиппины. Предполагается, что за несколько месяцев 2015 года нелегальные перевозчики переправили более 25 тысяч рохинья и присоединившихся к ним других мигрантов. Точная цифра мигрантов переселившихся за год неизвестна. Только в Бангладеш прибыло более 32 000 рохинья, которых власти страны решили поселить на отдаленном острове. Несколько сотен утонули в Малаккском проливе и Андаманском море.

Прибытие иностранцев вызвало массовые митинги протеста местного населения и способствует дестабилизации обстановки в странах Юго-Восточной Азии. Как и в Европе, Соединенные Штаты настаивают на принятии беженцев странами региона, однако большинство государств отказываются предоставить мигрантам из Мьянмы долговременное убежище.

Австралия при Тони Эбботе в 2015 году продолжила политику «остановки лодок» (stop the boats) с мигрантами, преимущественно из стран Океании и Юго-Восточной Азии. Их отлавливали вблизи австралийского побережья и отправляли в специальные лагеря в соседних странах, прежде всего, на Папуа-Новую Гвинею.

Австралия

Австралия является ключевым государством в южной части Азиатско-тихоокеанского региона. Будучи частью англо-саксонского мира, это государство, безусловно, является союзником США и проводит проамериканскую политику по всем основным вопросам, в 2015 году эта тенденция сохранилась. Был подписан крупный торговый договор с Японией, снижающий ввозные пошлины на высокотехнологичную продукцию. Токио, со своей стороны, сделал то же самое для австралийской сельхозпродукции. Помимо этого, отмечались попытки интенсификации торговых отношений с Китаем, однако давление со стороны Вашингтона и тенденциозность большинства СМИ не давали развиться этой тенденции. Летом 2015 года руководство Австралии объявило о планах развития и укрепления ВМФ и ВВС страны. В частности, было объявлено о программе строительства новых военных судов. Военный бюджет страны вырос до 32 млрд. долларов. Многие члены армейского руководства Австралии с помощью СМИ сделали ряд заявлений о том, что австралийская армия нуждается в численном увеличении личного состава и модернизации вооружения.

В 2015 году обозначилась тенденция ослабления связей между Австралией и ее соседкой Новой Зеландией с одной стороны, и Великобританией с другой. 15 сентября 2015 года премьер-министром Австралии стал Малкольм Тернбулл. Он сменил на этом посту и на должности лидера либеральной партии Тони Эббота, известного своей радикальной антироссийской позицией. Нынешнее руководство Австралии более сдержано в заявлениях, хотя в целом проводит ту же самую политику.

В отличие от сторонника конституционной монархии Эббота (формальным главой государства до сих пор является английская королева), Тернбулл в прошлом был известен как сторонник превращения Австралии в республику, хотя и не настаивает на немедленном осуществлении своих планов.

Новая Зеландия начала в 2015 году процесс по смене флага страны. На референдуме в ноябре-декабре 2015 года была выбрана альтернатива существующему флагу, в верхней левой части которого расположен флаг Великобритании. Предполагается, что в 2016 году жители страны должны выбрать между флагом с британской колониальной символикой и знаменем, где указание на прежнюю принадлежность страны Великобритании отсутствует.

Прогноз на 2016 год

Дихотомия Китай - США

В наступившем году страны региона еще сильнее почувствуют на себе рост противоречий между Вашингтоном и Пекином. Несмотря на то, что китайское руководство, в свете ослабления экономики, вряд ли будет предпринимать резкие шаги в текущем году, оно продолжит укреплять свои позиции как в Юго-восточной Азии, так и в Австралии и Океании. Этот процесс будет встречать противодействие со стороны Вашингтона, считающего этот регион одним из ключевых для удержания статуса гегемона. Государствам, замешанным в этом многоуровневом противоборстве двух сверхдержав, все труднее будет лавировать и сохранять видимость нейтралитета. Оформление многополярного мира продолжит усиливаться, а значит и странам региона нужно будет выбрать, какой полюс силы считать приоритетным.

Милитаризация региона

Рост военных бюджетов основных региональных игроков, продолжение конфронтации Пекина и Вашингтона, а также усиление милитаристских настроений в Японии стимулируют военные траты в 2016 году. Множество территориальных конфликтов также будет способствовать усилению милитаристских настроений в странах данного региона. Важно отметить, что подавляющее большинство государств не обладает необходимой производственной базой для создания современных типов вооружений. А значит в 2016 году в регионе усилится конкуренция лидеров оружейного рынка, в первую очередь России и США за право вооружить те или иные страны.

Азиатский банк инфраструктурных инвестиций

В январе 2016 года пройдет первое заседания совета управляющих Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, призванного стать альтернативой Международному валютному фонду. Китай, Россия и Индия являются тремя крупнейшими акционерами нового финансового института. По сути, данное событие будет означать реальные шаги по деконструкции финансовой гегемонии Запада. Подавляющее большинство региональных игроков также приняли участие в создании АБИИ, а значит финансовые реалии этих государств изменятся в первую очередь. Это будет означать новый виток оформления многополярного мира.

Усиление радикального исламизма

Продолжится тренд усиление радикальных исламистских организаций. В первую очередь, речь идет об отделениях ИГИЛ. Стоит ожидать терактов на Филиппинах, Индонезии, Малайзии, Таиланде, Австралии.

Миграционный кризис

Продолжится миграционный кризис. Проблема с рохинья не решится, а к ней добавятся новые волны переселенцев. Это вызовет националистическую реакцию, в первую очередь, в немусульманских странах, таких как Тайланд, где мусульманские переселенцы, прежде всего, уйгуры, уже угрожают безопасности страны. В частности уйгурами были произведены теракты в Бангкоке 18 августа 2015 года. Кроме этого на юге страны традиционно действуют мусульманские радикальные группировки.

Республиканские тенденции в Австралии и Новой Зеландии

Австралия и Новая Зеладия продолжат политику по отдалению от Великобритании. Новая Зеландия в 2016 году окончательно уберет Юнион Джек с национального флага. Австралия уменьшит активность в рамках Британского Содружества Наций, сосредоточившись на лавировании между США и Китаем. Вероятно, что впервые за долгое время снова будет поставлен вопрос о форме правления в Австралии.